/*меню*/

[Город Теней]

Объявление


Администрация
Главный администратор
Морхэйн
Администраторы:
Габриэль

Модераторы:



О мире
Священный текст [правила]
Замешано на крови [предыстория]
Общество [устройство мира]
Светотень [расы и способности]
Штайнцы [перепись населения]
Летописи [шаблон анкеты]



Погода

Время года - зима. Время суток: промежуток с 19.00 до 7.00 следующего дня. Погода: легкий мороз, небо расчистилось, видны тусклые звезды.


Hellershtein



Новости

Добро пожаловать в Хеллерштайн, мир Средневековья, готики, жестокости. Приятно лицезреть живую и не очень игру новых участников, кои поражают воображение наблюдателей своей грамотностью и активностью. Наиболее посещаемая тема, естественно же, флуд, всеми любимый и обожаемый!



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

События

Жрица Смерти Морхэйн впала в немилость своего божества, заодно открыв, наконец, для себя его двойную природу. Пленная дампиресса сидит в камере в Кантамблоке и пытается развлекать разговорами тюремщика. Иномирянка-ученый знакомится в городе с разведчиком от кантасцев. И главная новость: У ШТАЙНСКОЙ ЦЕРКВИ РУХНУЛА КРЫША. Есть жертвы.





Реклама
Коль необходимо прорекламить свой форум вам у нас, не стоит регистрировать человека лишнего и непотребного. Пользуйтесь имеющимся. Ник - Пиар , пароль - 1234, возможности неограниченные. Отдельные темы существуют для банерообмена и партнерства. Не забывайте ни в коем случае о взаимности всех ваших действий.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Город Теней] » Бедные тени [дома] » Кузня


Кузня

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

Анаэль понимал, что хотел донести ему дядя. И он был прав. По-своему... С другой стороны, и священник был прав. Тоже по-своему. Опустив голову, он слушал речь Отто, а когда тот замолчал, Корф поднялся, подошел к окну, чтобы кузнец не видел его лица. Голос Анаэля звучал глухо и безжизненно.
- Я помню... помню как они убили нашего отца... Я помню глаза Габриэля... В жизни со мной не случалось ничего страшнее... Я помню твоего сына... Твою семью... Я знаю каждого, кому навредили дампиры. Я знаю, что чувствует каждый штайнец... Это ужасно. Отчаяние и боль - ими переполнен наш город. Но я чувствую и их боль тоже. Мы все замкнуты в кругу ненависти и мести. Но это не выход, это никогда не закончится. Наши дети и дети наших детей будут жить в этом кошмаре. И если кто-то есть в этом мире, кто может остановить эту войну - то это только наш Отец. Лишь ему под силу изменить нас всех...
Старший Корф замолчал и развернулся снова к Хаммеру, прислонившись к стене. Со стороны могло показаться, что парень ушел в себя, настолько отрешенной была вся его поза, не только лицо.
- Прости меня, дядя, я не могу ненавидеть дампиров... Я просто хочу мира...
Где-то в глубине души священник понимал, что никто и никак не сможет изменить того, кто сам не хочет меняться. А вряд ли дампиры захотят что-то менять в своем укладе жизни. Но леди Морхэйн, эта странная женщина, своим интересом к человеческому существу, дала надежду... И вдруг, словно молния, в голове яркой вспышкой промелькнула мысль: "А что, если это очередной эксперимент?" А ведь и правда... Если это всего лишь очередная издевка дампирессы... Что... Что же тогда? Ниа медленно сполз по стене на пол, обхватил руками колени и простонал:
- Дядя, я запутался... Я не знаю, что мне делать...

+1

32

В комнате стало совсем темно. Наверное, уже почти ночь... - отстраненно подумал Отто, наблюдая, как его племянник идет к окну. Что-то было в его осанке и походке, что отозвалось болью в сердце мужчины. До этого он видел перед собой фанатично уверенного в своей правоте мальчишку, теперь же кузнецу казалось, что он видит настоящего штайнского священника - несущего невыносимый груз миссии сохранять свет там, где он давно должен был угаснуть.
- Я помню... помню как они убили нашего отца... Я помню глаза Габриэля... В жизни со мной не случалось ничего страшнее... Я помню твоего сына... Твою семью... - Хаммер сжал зубы от этого напоминания. - Я знаю каждого, кому навредили дампиры. Я знаю, что чувствует каждый штайнец... Это ужасно. Отчаяние и боль - ими переполнен наш город. Но я чувствую и их  боль тоже. Мы все замкнуты в кругу ненависти и мести. Но это не выход, это никогда не закончится. Наши дети и дети наших детей будут жить в этом кошмаре. И если кто-то есть в этом мире, кто может остановить эту войну - то это только наш Отец. Лишь ему под силу изменить нас всех...
Мальчик развернулся и устало прислонился к стене. Лица его в темноте было не разглядеть, а зажечь свечу Отто отчего-то не решался.
- Прости меня, дядя, я не могу ненавидеть дампиров... Я просто хочу мира...
Слова повисли в тишине, и каждый остался наедине со своими мыслями - мужчина, несущий груз прошлого и ненависти, и юноша, несущий бремя надежды. Внезапно Анаэль соскользнул по стене вниз и сжался, как ребенок, обхватив руками колени. Его голос прозвучал устало и жалобно, как мольба о помощи.
- Дядя, я запутался... Я не знаю, что мне делать...
Хаммер поднялся и подошел к племяннику, опустившись на пол рядом с ним, и бесцеремонно сгреб его в охапку, как маленького. На глаза кузнеца навернулись непрошенные слезы - он вспомнил, как также обнимал своего сына. Сына, погибшего в замке дампиров. Возможно, от рук той же дампирессы.
- Не верь безоглядно... - хрипло прошептал он. - Надежда ослепляет... Хочешь общаться с этой... этой женщиной - ладно... Даже Отец не отнимает свободной воли. Надеюсь только, что он защитит тебя, если она замыслила худое. А ты тоже смотри в оба, сыне, и, если она выдаст себя - гони её. У них есть колдовство, а у тебя - вера и любовь Всевышнего. Он не даст тебе сбиться с пути... - Отто неуклюже погладил Анаэля по голове. Ему хотелось выть от страха за этого потерянного мальчика, хотелось рвать когтями ненавистных тварей - но какой-то ясный голос внутри говорил, что этим не защитишь ни Анаэля, ни Габриэля, ни Хельгу - никого из Штайна. Должен был быть другой путь. Но, ища этот путь, Хаммер видел лишь липкую темноту окутавшей Штайн паутины. Им нужен был союзник, хоть один союзник в замке. И, может быть, только Анаэль способен был отыскать этого союзника и пробудить свет в сердце, знавшем только тьму.

Отредактировано Отто Хаммер (2010-10-17 00:57:53)

+1

33

- Тише ты! Не видишь что ли? Подслушиваю. Если хочешь остаться тут, то веди себя очень тихо. В этом мире излишнее любопытство может погубить. Тем более, нельзя вспугнуть этих двоих! - прошипел новый друг Анни.
- Прости.... - тихо сказала девочка и попятилась назад, стараясь не мешать другу. Развернувшись, она пошла на кухню, где её было велено сидеть ранее. Анни вошла в кухню и подошла к окну.
Пустынно....... И одиноко...... Подумала девочка.
- Прямо как в душе..... - тихо вслух сказала Анни и опомнившись, потрепала свои волосы, стараясь отогнать ненавистную мысль. Скрестив руки на груди, девочка уставилась на грядки, погрузившись в свои мысли.
Кто я ?..... Где я ?....... Откуда я пришла ?.....
Встряхнув голову, девочка убрала руки за неё и продолжила смотреть на пустой огород.
- И всё таки.... Кто же я ?.... И почему я ничего не помню ?... - тихо рассуждала вслух Анни, что-бы не отвлекать своего друга от важного дела. Сунув руку за пазуху, она достала кулон, посмотрела на него и крепко сжала в руке....
Я найду ответы на все свои вопросы !

Отредактировано Анни-кун (2010-10-18 16:08:48)

0

34

Девочка оказалась на редкость понятливой и бесшумно покинула оборотня. Корф с облегчением вздохнул. Нет, не то, чтобы ему хотелось избавиться от новой знакомой, просто он не хотел, чтобы кто-то, кроме него самого, слышал секреты и противоречия его семьи.
Может, какая-то часть Габриэля, влюбленная в Тейю, была согласна со словами брата про мир между расами, но часть, бывшая непримиримым предводителем кантасцев, громко кричала о том, что мир возможен только если перебить всех дампиров. Даже если оставить только дампирских детишек, как предлагал Ашкар, они все равно рано или поздно осознают свою силу и снова захватят власть над людьми. Ниа глупец... Он думает, что если подружится с дампирессой, то та отвергнет свою сущность? Да уж сейчас. Максимум, что она сможет, если брат станет важным для нее, - это не позволить никому трогать их семью. Но что толку из этого, когда вместо его семьи пострадает другая? Ни таков Анаэль, чтобы спасать свою шкуру за счет других. Не воспользуется он помощью дампирессы. А что если... Габриэль улыбнулся, - в его голову пришла замечательная идея. Правда, ему самому было противно зависеть от какой-то клыкастой твари, но игра стоила свеч. Даже если придется с ней разговаривать. Ну не умер же он утром, когда говорил с Ашкаром, и тут перетерпит. Глупый братик привлек подходящую дампирессу. Оборотень слышал, что Морхэйн славилась своей ученостью среди своего рода.
Улыбаясь про себя, кантасец покинул свою локацию и пошел за девочкой. Он нашел ее в кухне.
- И всё таки.... Кто же я ?.... И почему я ничего не помню ?... - шептала Анни.
- Слушай... Ты пришла из другого мира. Судя по одежде и оружию, ты воин, несмотря на твой юный возраст. Это все, что можно сказать о тебе. Не задавайся подобными вопросами. Здесь ты вряд ли найдешь ответ, откуда ты, потому что обратно ты больше никогда не вернешься. Это проклятый мир. Уж не знаю, чем ты там согрешила, что тебя отправили сюда, но тебе повезло, что тебя нашел не дампир, - парень прошел по кухне и налил в кружку воды, выпил, потом налил еще и предложил Анни. - Я тебе сейчас кое-что расскажу. Весь мир ограничевается этой деревенькой. Дальше - стена. Отсюда невозможно выбраться, все порталы ведут в никуда. Мы заперты здесь с этими тварями... Видела замок на холме? Там живут дампиры. Они считают себя нашими хозяевами, похищают жителей деревни, мучают их, потому что им, видите ли, нравится вид пытаемых людей. Они безжалостны и беспощадны. Не стоит попадаться им на глаза, потому что убить - это самое лучшее, что они могут сделать. Попасть им в плен гораздо хуже. Они владеют сильной магией, оружие против них бесполезно, - кивнул он на катану девочки. - Каждый, кто живет здесь, обречен. Чтобы дампиры не рассердились на тебя, необходимо выполнять некоторые правила. - Габриэль начал наизусть зачитывать слова пергамента с центральной площади. Рассказав все, он посмотрел на новую знакомую. - Ну как, понятно?

0

35

Священник уткнулся любом в плечо кузнеца. Он жалел, что его способность чувствовать чужие эмоции не дает ему возможности как-то их изменить. Ниа был бы счастлив, сумей он забрать боль Отто. Но он не мог вернуть прошлое, не мог спасти семью Хаммера от дампиров. Не мог ничего... Однако, несмотря на это, дядя сумел понять его и поверить в него. 
- Спасибо, что доверяешь мне. Я.. я не подведу. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы этот ужас закончился. Отец видит все, он поможет нам! - прошептал он.
Вдруг Анаэль замер и слегка отстранился.
- Ты кого-то ждешь? В доме кто-то есть, я чувствую его...
Старший Корф направил все свое внимание на незванного гостя. Такое знакомое ощущение. Снисходительность к глупому Ниа, смешанная с каплей злости на его доброту, немного раздражения - "святоша", легкая зависть, что сам не может быть таким, не может избавиться от ненависти, желание защищать простака от всяких коварных дампирш, пытающихся сбить с пути истинного, радость, что родные помирились, злорадное торжество от пришедшей в голову новой идеи. Весь набор его брата. Так и не изменился за столько лет.
- Габриэль, - прошептал священник. - Габриэль здесь!

0

36

Хаммер услышал за дверью какое-то тихое шебуршание и нахмурился. Крыс у него не водилось, а значит, в доме кто-то был. Впрочем, ключ от потайного входа был только у Габриэля и Ниа, так что вероятность появления чужака была мала, и кузнец решил не тревожиться пока и не тревожить Анаэля, доверчиво прижимающегося к его плечу. Ничего не сказав, Отто погладил светлые волосы племянника. Ниа, в сущности, был еще так юн и хрупок, и нуждался в поддержке. Кузнецу даже стало стыдно за недавнюю вспышку, чуть не доведшую его до рукоприкладства.
- Спасибо, что доверяешь мне. Я.. я не подведу. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы этот ужас закончился. - юноша теперь казался более спокойным, хоть и взволнованным.
- Сделай, - кивнул Хаммер, улыбнувшись в усы. - Это по силам тебе.
Внезапно священник насторожился и отстранился от Отто, к чему-то прислушиваясь.
- Ты кого-то ждешь? В доме кто-то есть, я чувствую его...
Вот Хаос! - мысленно выругался кузнец. - Не могут они там, что ли, вести себя потише? Отто понимал, что если Габриэль слышал их разговор - с минуты на минуту могла произойти сцена между двумя братьями, которая еще больше отдалит их друг от друга.
- Габриэль, - после долгого молчания напряженно проговорил Ниа. - Габриэль здесь!
- Ну да, он тут частенько бывает... - как можно более спокойно ответил Хаммер. - Ты вот чего... если не хочешь видеться с братом - давай я тебя выведу через главную дверь. Ну а ежели хочешь - можем пойти к нему или его сюда кликнуть...

0

37

В то время, когда Анни раздумывала в слух, в комнату зашёл новый друг девочки. Юноша прервал её размышления, начав свой повествовательный рассказ о том, что это за мир.
- Ну как, понятно ? - закончил молодой человек свой содержательный рассказ.
- Ээээ..... В общих чертах..... - медленно проговорила девочка, усваивая новую полученную информацию и медленно поставила на стол, предложенный ей стакан воды. - Значит тут я смогу хорошо подраться ?! - тихо воскликнула девочка после небольших размышлений. По какой то причине она сияла от непонятного счастья. Продолжая улыбаться, он обратилась юноше:
- И куда мы теперь ?

0

38

- Значит тут я смогу хорошо подраться ?!
Оборотень с удивлением посмотрел на девочку. Однако, какая кровожадная, хоть и такая мелкая... Может быть, она бы была неплохим бойцом, если и правда умеет обращаться со всем этим оружием, которым обвешано все ее тело. Парень недолго думал: будь что будет - он отведет ее в Кантамблокъ и проверит ее способности. Лишняя пара рук никогда не помешает кантасцам, особенно после того, как разведчики провалили задание.
Странно, что он улыбается, неужели не поняла, в какой кошмар она попала? Ничего, - усмехнулся про себя Габриэль, - несколько недель, и от твоей веселости не останется и следа.
- А пойдем мы ко мне домой, там ты подробнее узнаешь об этом мире, если, конечно, тебя это интересует. Точнее, если не хочешь умереть в первый же день. Так же посмотрим, что ты умеешь делать с этими железками, - Корф кивнул на оружие девочки.
А еще бы хорошо по пути встретить кого-то из дампиров, чтоб ты, наконец-то поняла, о чем я говорил...
Парень, знаком показав девочке следовать за ним, бесшумно выскользнул из дома кузнеца и пошел по направлению к лесу.

==========================> Кантамблокъ. Комната Илеея Роцки

+1

39

- Ты вот чего... если не хочешь видеться с братом - давай я тебя выведу через главную дверь. Ну а ежели хочешь - можем пойти к нему или его сюда кликнуть...
Анаэль посмотрел на кузнеца детским удивленно-непонимающим взглядом, мол, как это я могу не хотеть видеться с братом? Это было то, о чем священник мечтал с тех пор, как Габриэль покинул отчий дом. Но все же... Все же старшему Корфу было страшно. Страшно снова видеть этот пылающий ненавистью взгляд человека, которого предали, слышать гневные упреки, особенно сейчас, после того, как младший, скорее всего, подслушал разговор с дядей о леди Морхэйн. Одно было странно: почему он еще не здесь, не стоит с мечом у горла Ниа и не обвиняет в связи с дампирами? Почему Анаэль чувствует эмоции брата все слабее?
- Он уходит... - прошептал священник. - Не нужно его звать... Я... я боюсь... Боюсь, что он не захочет видеть меня... Дядя, позаботься, пожалуйста о нем, ведь он считает, что, кроме тебя, у него никого из родных не осталось...

0

40

Услышав предложение кузнеца, Анаэль посмотрел на него удивленно и боязливо. Ему страшно... - подумал Отто со смешанным чувством недовольства и печали. Порой он искренне сердился на братьев за то, что они не могут найти общий язык, помириться наконец и позаботиться друг о друге. Хаммер любил их обоих, но порой ему хотелось надавать им оплеух, как вздорным детям. Однако сейчас, глядя на старшего племянника, Отто только вздохнул.
- Он уходит... Не нужно его звать... Я... я боюсь... Боюсь, что он не захочет видеть меня... Дядя, позаботься, пожалуйста о нем, ведь он считает, что, кроме тебя, у него никого из родных не осталось...
- Да уж позабочусь... - буркнул кузнец, отводя глаза. Анаэль казался сейчас таким беззащитным, что Хаммеру не хотелось никуда его отпускать и уж тем более не хотелось, чтобы он был как-то связан с дампирами. Эта связь еще больше отдаляла священника от брата, и не ясно было, с какими чувствами ушел Габриэль. Но данного слова не воротишь, и Отто не стал читать Анаэлю нотации.
- А ты, - продолжил он, - Все же как-нибудь помирись с ним. Братья ж все-таки. А позаботиться о нем ты теперь можешь лучше, чем я - у тебя ж теперь дампиры в друзьях... - Отто произнес это без издевки, только с печалью. В комнате было уже совсем темно, и кузнец был рад, что племянник не видит его лица.
- Ну, иди, - шепнул он. - Время позднее, тебя небось дома заждались... Подумают еще, что тебя дампиры уволокли...

0

41

Юноша с удивлением посмотрел на девочку и через какое то время проговорил:
- А пойдем мы ко мне домой, там ты подробнее узнаешь об этом мире, если, конечно, тебя это интересует. Точнее, если не хочешь умереть в первый же день. Так же посмотрим, что ты умеешь делать с этими железками.
- Хорошо. - проговорила девочка и направилась за другом. Как только она тронулась с места, то буквально сразу же задумалась, поднеся указательный палец правой руки к нижней губе.
Странно.... А что это за место ? И что это за "дампиры" ?....
Буквально сразу, мысли о "странном мире" исчезли и взамен им пришли мысли о том, как бы поесть побыстее и побольше... Или какая здесь еда: такая же как и та, которую готовили в её мире (пусть она и не помнила, от куда она, но её этот вопрос всё равно волновал) или совершенно другая. Вобщем, пока они выходили из дома, Анни чуть было не собрала все дверные косяки... Хотя об один она всё таки ударилась, когда выходила из дома. Ни сказав ни слова, она потёрла ушибленное место и пошла вслед за проводником туда, от куда они пришли. В лес....

>>>> Кантамблокъ. Комната Илеея.

0

42

Священник вздохнул: он бы и рад помириться со своим братом, да и не ссорился он с ним вовсе, но ведь младший так не считает. И Габриэль, всегда отличавшийся своим упрямством и непримиримостью к дампирам, никогда не простит брату то, что он не умеет ненавидеть "этих тварей". А уж если дядя считает, что у Ниа дампиры в друзьях, то страшно представить, что мог себе надумать подозрительный предводитель кантасцев.
- Дядя, я не могу заставить его помириться со мной. Ты же знаешь, Габриэль не любит слушать других. И пока он сам не подумает, что может быть не прав, любая попытка объяснить, что я ему не враг, обречена на провал...
Но вдруг Анаэль подумал, что так он может всю жизнь бояться подойти к брату и поговорить. Ни он, ни Габриэль не застрахованы ни от чего в этом мире, и может быть, завтра уже будет поздно что-либо объяснять. От этой мысли будто засквозило холодом, и священник вздрогнул.
- А знаешь что... Ты прав! Я обязательно постараюсь помириться с ним, -  из-за темноты и дядя не могу видеть его лица, не мог догадываться, что его самому разумному племяннику приспичит именно сейчас идти в Кантамблокъ, лабиринтов которого он не знает, повидаться с младшим братом.
На прощание Анаэль обнял кузнеца
- Да хранит тебя бог, дядя, - кто знает, придется ли священнику выбраться живым из катакомб непокорных?

=================>   Морлинь [портал] » Первый портал.

0

43

Дверь в кузню была заперта наглухо, огонь не зажжен. Но хозяин был здесь. В полумраке, едва разгоняемом тусклым светом сквозь маленькие окошки, он сидел, сгорбившись, и бездумно поглаживал подвернувшийся по руку накануне доделанный арбалет - хорошее оружие, деревянные части плотник делал, тот, чей двоюродный брат погиб сегодня под руинами церкви...
Анаэль пропал. Вчера приходила его мать - бледная, с трясущимися губами, с отчаянной надеждой - я вдруг дядька что-нибудь знает? Отто не знал, но от этой вести все внутри у него скрутилось в тугой ком. А сегодня рухнула крыша у церкви. Хаммеру весть принес мальчишка, помощник писаря, чья лавка была на площади. Толком пацаненок ничего не видел, но смог припомнить, что незадолго до беды по площади проходила высокая черноволосая дама в дорогом дампирском плаще. Заходила ли она в церковь - он не знал, мастер какое-то поручение дал, пришлось оторваться от мутного окна. Только кузнец все равно потом узнал - заходила. Нашли тот плащ, когда завалы разбирали... А тела не нашли, ну да разве сложно для такой, как она, крысой обернуться да в щелку выскочить?
- Проклятая ведьма... - Отто сплюнул на черную тряпку, специально повернутую к нему маленьким вышитым гербом. Он и раньше-то не сомневался, кто навел беду, а теперь и вовсе все ясно. Змея Морхэйн.
Хаммер закрыл лицо руками и глухо зарычал от ярости и горя. "Прости меня, дядя, я не могу ненавидеть дампиров... Я просто хочу мира..." Ну что, сопляк, получил ты свой мир? Сестра твоя уже сутки ревет, мать состарилась враз лет на десять. Помогла тебе твоя дампиресса? Знать бы, жив ли ты еще, Анаэлька... - кузнец снова погладил оружие, потом утер скупую слезу и поднялся. В глазах - мрачная решимость.
- Он поверил тебе, гадюка, а ты предала его, - прошептал мужчина в пространство и пнул пропыленный дампирский плащ с личным знаком Морхэйн. - Ты нарушила закон, который даже вы, мучители, всегда соблюдали, пришла в нашу церковь и лишила нас этого последнего утешения. Ты погубила Анаэля. Может, для восстания у нас еще мало сил, но ты, тварь - ты умрешь. Я тебе это обещаю.

Отредактировано Отто Хаммер (2012-03-26 12:37:39)

0

44

===============> Кантамблокъ [идиоты] » Комната Габриэля

Решив, что главному его заместителю Кайре не сильно в тягость быть предводителем, Габриэль первым делом отправился сюда. Только Отто мог давать советы так, что кантасец к ним прислушивался. Сейчас как раз есть такая необходимость, потому что "перемирие" с дампиром достаточно серьезная ответственность, которую юноша хотел бы разделить с кем-то намного более мудрым, чем он сам. А еще оборотень хотел поговорить о своем брате и о его новых способностях.
Габриэль вошел в кузню и притворил за собой дверь.
- Дядя Отто, ты где? - негромко позвал он.

0

45

Отто слышал, как скрипнула и закрылась за посетителем дверь кузни. Пустой и темной - На сегодня работа была закончена, но в помещении еще было жарко, несмотря на зиму, и пахло теплым металлом. Плод дня работы - десяток новеньких арбалетных болтов с едва различимыми тоненькими канавками для яда - были надежно укрыты в тайнике под брошенной в углу старой заскорузлой кожей. Эту работу кузнец не намерен был выставлять напоказ. Это был подарок. Для высокой леди. Призванный поразить ее в самое сердце.
Хаммер жестко усмехнулся и вышел в кузню из внутренних помещений.
- Ну, кого еще... - начал он неласково, но, увидев Габриэля, запнулся, запер дверь кузни изнутри и жестом позвал молодого человека за собой.
- Ну, племяш, вишь, какие дела творятся... - тихо сказал он, после того как они с главарем кантасцев оказались в единственной непрослушиваемой с улице комнате без окон. - Анаэлька пропал. Тварь дампирская церковь порушила. Думаю, собирать народ надо, пока все не утихло.

0

46

Габриэль последовал за кузнецом в комнату, где обычно собирались кантасцы и другие неугодные дампирам жители Штайна, и бухнулся на табурет. Несмотря на то, что комната эта была безопасной, дядя все равно говорил тихо. А это могло значить только одно: новости ну очень отвратительные.
- Ну, племяш, вишь, какие дела творятся... Анаэлька пропал. Тварь дампирская церковь порушила. Думаю, собирать народ надо, пока все не утихло.
Когда мужчина произнес это, кантасцу даже немного полегчало: он ожидал чего-то пострашнее. Хотя... если исходить из объективных суждений, что может быть страшнее, чем покушение тварей на религию Теней, единственную надежду этого проклятого мира? Почему каждый раз, когда он, Габриэль, уже почти готов поверить в то, что не все дампиры заслуживают мучительной смерти, всегда случается что-то из ряда вон выходящее?
- С Анаэлем все в порядке, он в надежном месте. Но кто посмел нарушить запрет? Как это произошло? Кто разрушил церковь?

0

47

При добрых вестях о втором племяннике взгляд Отто просветлел и даже плечи расправились.
- Порадовал... - пробормотал он, стараясь скрыть нахлынувшие чувства. Уж порадоваться-то он успеет. Или не успеет? В этом городе, подвластном нелюдям, попирающим любые законы, ни в чем уверен не будешь. Может, стоило встать, заключить доброго вестника в родственные объятия, порадоваться с ним - да душа не лежала. На душе камень лежал, не легче наковальни - вернется ведь Анаэлька из своего надежного места, а церкви-то его и нет... И радость начала гаснуть, как последний уголек в куче золы.
- Но кто посмел нарушить запрет? Как это произошло? Кто разрушил церковь?
Хаммер едва не сплюнул на пол - удержала природная чистоплотность. Но уж больно тошно было от этих вопросов, вернее от ответов на них.
- Да ведьма дампирская, Морхэйн, чтоб ее гхоллы загрызли... - мотнул он головой. - Пришла в церковь, да та и рухнула. Помощник Анаэля погиб... А твари - хоть бы что, небось обернулась кем да улетела. Плащ только один ее и нашли. А он, Анаэлька то есть, ее еще выгораживал... О мире с дампирами говорил... Да какой тут мир, когда они на последнее святое, что у нас осталось, наплевали? Знаешь что, племяш? - Отто встал и тяжело прошелся по комнате. - Убить ведьму надо. Сможешь - благодарен буду. Не сможешь - пусть твои ребята хоть проследят, где она бывает в лесу часто. Не спущу я ей... А теперь иди, и я пойду, мне ж еще к Анаэлькиной родне зайти надо, успокоить...

Отредактировано Отто Хаммер (2014-07-12 21:59:40)

0

48

Габриэль молча наблюдал за крестным: прикидывал, что и как стоит ему рассказать. И что будет потом. Что произойдет, когда он поведает кузнецу о последних своих днях? Отто, как и Хельга, отвернется от него или огреет первым попавшим под руку инструментом? Можно было просто молча уйти, ведь хозяин дома даже не спросил, зачем племянник к нему пришел. Но кантасцу необходим был хоть один союзник из друзей. Решить было сложно, нужные слова никак не приходили в голову. И ему вдруг стало страшно от того, что приходится подбирать эти «нужные» слова для человека, который почти заменил ему отца.
- Нет, - резко отрезал Габриэль. – Сначала нам надо поговорить.
И замолчал. Ему показалось, что молчание длилось бесконечно долго, хоть на самом деле едва минуло пару секунд. Оборотень зажмурился, мечтая очутиться всего на пару-тройку дней назад, когда все не казалось таким сложным. Когда все дампиры были враги, брат – в безопасности, а кантасцам не стыдно смотреть в глаза. Как же все изменилось. За последнее время он врал столько, сколько не приходилось за всю жизнь, и Габриэль чувствовал себя омерзительно. Пора кончать с этим. Даже если это означает сжечь за собой все мосты.
- Не нужно ходить к его родне. Если все считают, что Анаэль мертв – пусть он таким и остается. Я совсем не уверен, что теперь он сможет жить среди людей, как прежде. Он пробудил в себе оборотня и не смог принять его. Сейчас он нестабилен и опасен. Его обучает мой наставник, но дело тут не в умениях – Ниа не способен справиться с яростью и животными инстинктами второй сущности. Даже мне было тяжело признать, что теперь я чудовище. А ему, до сих пор не знавшему, что такое агрессия, ненависть и желание убивать, это будет невозможно. Анаэлю всю оставшуюся жизнь придется провести в изоляции от других людей. И мне кажется, он бы и сам не хотел, чтобы люди знали, чем он стал. Такая ирония, - горько усмехнулся кантасец, - церковь держалась на Анаэле во всех смыслах этого слова. Ты правда думаешь, что ее разрушила эта… женщина? Она…, - Габриэль покачал головой. – Да, она… каких еще поискать – это правда, - парень неодобрительно отметил, что второй раз привычное по отношению к дампирам слово «тварь» застревает у него в глотке, когда он говорит об этой… женщине. - Но она спасла жизнь моего брата, рискуя собственной. Я бы смог поверить про ее причастность к разрушению церкви, только увидев все собственными глазами.

0


Вы здесь » [Город Теней] » Бедные тени [дома] » Кузня